Встречи с мастерами. Ошо. Творчество – высвобождение внутренних сил.

Здравствуйте, друзья!

Надеюсь, очищение пространства идет у вас полным ходом и приносит свои плоды. Я также надеюсь, что эти плоды вам по вкусу.

Сейчас я готовлю выпуск по теме «Очищение себя» и прохожу его не только в теории, но и на практике — мой верный помощник организм высмаркивает и выкашливает все завалы, накопившееся в теле за последнее время. Так что приключения на тему «отходов, завалов и мусора» продолжаются! Так что выпуски, можно сказать, идут по горячим следам реальной жизни, и это здОрово!

Сегодня я опять хочу предложить вам прикоснуться к словам чудесного Мастера Ошо. У меня играет тихая музыка – мягкая и переливчатая композиция на фортепиано, легким пламенем освещает стол свеча, и наверно поэтому слова Ошо будто становятся живыми, обретают плоть и кровь, и танцуют передо мной свой волшебный танец… Неслышно скользят они, освещаемые пламенем свечи, гибкие, стройные… Я предлагаю их танец вам. «Имеющий глаза да увидит, имеющий уши да услышит»… Я замираю и просто смотрю и слушаю, и чувствую…OSHO48Будь готов учиться.

«Дисциплина» — это прекрасное слово, но в прошлом его употребляли неправильно, как и многие другие прекрасные слова. Слово «дисциплина» происходит от того же корня, что и слово «ученик» (англ. disciple – прим. перев.); коренное значение этого слова – «процесс учения». Тот, кто готов учиться – ученик, и процесс готовности учиться, и есть дисциплина.

Знающий человек никогда не готов учиться, потому что он думает, что уже знает; его центр тяжести находится в этом так называемом знании. Его знание есть не что иное, как питание для эго. Он не может быть учеником, он не может быть истинным учеником.

Сократ говорит: «Я знаю только одно: что я ничего не знаю». Это начало дисциплины. Когда ты ничего не знаешь, конечно, возникает великая жажда задавать вопросы, исследовать, искать. И в то мгновение, когда ты начинаешь познавать, неизбежно следует другой фактор: что бы ты ни познал, это постоянно отбрасывается, иначе это станет знанием, а знание помешает дальнейшему познаванию.

Настоящий человек дисциплины никогда не накапливает; в каждое мгновение он умирает для всего, что узнал, и снова становится невежественным. Это невежество – действительно сияющее. Я согласен с Дионисием, когда он называет невежество сияющим. Это один из самых красивых в существовании опытов – быть в состоянии сияющего невежества. Когда ты в состоянии не-знания, ты открыт, и нет препятствий, ты готов исследовать.

Дисциплина истолковывалась неправильно. Люди говорили другим дисциплинировать свои жизни, делать то-то и то-то, не делать того-то и того-то. Человеку навязывались тысячи «должен» и «нельзя», а когда человек живет в тысячах «должен» и «нельзя», он не может быть творческим. Заключенный, со всех сторон он наталкивается на стену.

Творческий человек должен растворить все «должен» и «нельзя». Ему нужны свобода и пространство, ему нужны все небо и все звезды, лишь тогда может расти его глубочайшая спонтанность.kingdom2Поэтому помни, мое значение дисциплины – не значение каких-то Десяти Заповедей; я не даю никакой дисциплины; я просто даю тебе прозрение в то, как продолжать учиться, никогда не становясь знающим. Твоя дисциплина должна происходить из самого твоего сердца, она должна быть твоей собственной – и есть огромная разница. Когда кто-то другой дает тебе дисциплину, они никогда не может тебе подходить; это будет все равно, что носить чужую одежду. Она или слишком узка, или слишком широка, и ты всегда будешь чувствовать себя в ней немного глупо.

Мухаммед дал дисциплину мусульманам; может быть, она была хороша для него, но не была хороша ни для кого другого. Будда дал дисциплину миллионам буддистов; может быть, она была хороша для него, но она не может подходить больше никому. Дисциплина – это индивидуальное явление; заимствуя ее, ты начинаешь жить согласно установленным принципам, мертвым принципам. А жизнь никогда не мертва; жизнь постоянно меняется от мгновения к мгновению. Жизнь – это течение.

Гераклит прав: ты никогда не можешь вступить в одну реку дважды. Фактически, мне самому хотелось бы сказать, что ты не можешь вступить в одну и ту же реку даже однажды – река движется так быстро! Человек должен быть бдительным, наблюдательным к каждой ситуации и ее нюансам и отвечать на ситуацию согласно данному мгновению, а не согласно каким-либо заготовленным ответам, данным другими.

Видишь ли ты глупость человечества? Пять тысяч лет назад Ману дал дисциплину индуистам, и они все еще ей следуют. Три тысячи лет назад Моисей дал дисциплину евреям, и они все еще ей следуют. Пять тысяч лет назад Адинтха дал дисциплину джайнам, и они все еще ей следуют. Эти дисциплины свели с ума весь мир! Они отстали от жизни, их давным-давно следовало бы похоронить. Вы носите с собой трупы, и эти трупы воняют. А когда вы живете, окруженные трупами, что это за жизнь вы живете?

Я учу тебя мгновению и свободе мгновения, ответственности мгновения. Одно и тоже может быть правильным в это мгновение и стать неправильным в следующее. Не пытайся быть последовательным, иначе ты будешь мертвым. Только мертвые последовательны. Попытайся быть живым, со всеми вытекающими из этого непоследовательностями, и живи каждое мгновение, не обращаясь ни к прошлому, ни к будущему. Живи мгновение в контексте мгновения, и твой отклик будет тотальным. И в этой тотальности есть красота, и в этой тотальности есть творчество. Тогда, что бы ты ни делал, в этом будет собственная красота.

Будь мечтателем.0_2b785_584b19f2_XLФридрих Ницше в одном из своих высказываний говорит: «Величайшее бедствие случится с человечеством в тот день, когда исчезнут все мечтатели». Вся эволюция человека произошла потому, что он о ней мечтал. Вчера это было мечтой, сегодня это реальность, а то, что сегодня мечта, может стать реальностью завтра.

Все поэты – мечтатели, все музыканты – мечтатели, все мистики – мечтатели. Фактически, творчество – это побочный продукт мечтания.

Но эти мечты и сны – это не те мечты и сны, которые анализирует Зигмунд Фрейд. Поэтому вы должны проводить различие между сновидением поэта, сновидением скульптора, сновидением архитектора, сновидением мистика, сновидением танцора – и сновидениями больного ума.

К большому несчастью, Зигмунд Фрейд никогда не беспокоился о великих мечтателях, которые стоят в основе всей человеческой эволюции. Он сталкивался только с психологически больными людьми, и поскольку опытом всей его жизни было анализировать сны психопатов, само слово «сновидение», «мечтание» стало осуждаемым. Сумасшедший видит сны, но его сны саморазрушительны. Творческий человек тоже видит сны, но его сны обогащают мир.

Это напоминает мне о Микеланджело. Он шел по рынку, где продавался мрамор. Он увидел прекрасный камень и спросил о нем. Владелец сказал:

— Если хочешь этот камень, бери бесплатно, потому что он просто валяется и занимает место. Двенадцать лет никто даже не спрашивал о нем; я не вижу в этом камне никакого потенциала.

Микеланджело взял камень, работал над ним почти целый год и создал, может быть, самую прекрасную статую, которая существует. Несколько лет назад какой-то сумасшедший попытался ее уничтожить. Она была в Ватикане; это статуя Иисуса Христа, когда его сняли с креста, и он лежит, умирающий, в объятиях Марии.pietaЯ видел ее фотографии, но она такая живая, как будто Иисус вот-вот проснется. И он использовал этот мрамор так искусно, что можно почувствовать обе вещи – и силу Иисуса, и его хрупкость. И слезы в глазах матери Иисуса – Марии.

Один сумасшедший несколько лет назад ударил молотком статую, сделанную Микеланджело; и когда его спросили, почему он это сделал, он сказал:

— Я тоже хотел стать знаменитым. Микеланджело пришлось работать год; тогда он стал знаменитым. Мне пришлось работать пять минут, и я разрушил статую. И мое имя вошло в историю и в заголовки всех газет.

Эти два человека работали над одним и тем же камнем. Один был творцом, другой – сумасшедшим.

Через год, когда Микеланджело закончил работу, он пригласил к себе владельца лавки, потому что хотел ему что-то показать. Владелец не мог поверить своим глазам. Он сказал:

— Где ты взял этот прекрасный мрамор?

— Не узнаешь? – спросил Микеланджело. – Это тот самый уродливый камень, который ждал перед твоей лавкой двенадцать лет.

И я вспомнил этот случай, потому что владелец спросил:

Как тебе удалось подумать, что этот уродливый камень может превратиться в такую прекрасную статую?

— Я не думал об этом, сказал Микеланджело. – Я мечтал о том, чтобы сделать эту статую, и когда я шел мимо, внезапно я увидел Иисуса, зовущего меня: «Я заключен в этом камне. Освободи меня! Помоги мне выбраться из этого камня!». В камне я увидел точно такую статую. Поэтому мне пришлось сделать лишь небольшую работу: мне пришлось удалить ненужные части камня, и Иисус и Мария освободились из рабства.

Было бы великим вкладом, если бы человек такого калибра, как Зигмунд Фрей, вместо того, чтобы анализировать больных и их сны, работал бы с психически здоровыми, и не только здоровыми, но и творческими людьми. Анализ их снов не покажет, что все сны являются подавлениями. Анализ их снов покажет, что есть сны, рождающиеся из более творческого сознания, чем у обычных людей. И их сны не больные, их сны подлинно здоровые. Вся эволюция человека и его сознания зависит от этих мечтателей.fantasy4Все существование – это органическое единство. Вы держитесь за руки не только друг с другом, но и с деревьями. Не только вы дышите вместе – вся вселенная дышит вместе.

Вселенная – это глубокая гармония. Только человек забыл язык гармонии, и моя работа здесь в том, чтобы тебе это напомнить. Дело лишь в том, что вы забыли о ней. Может быть, она так очевидна, что человек склонен о ней забывать. Может быть, вы в ней родились – как вы можете о ней думать?

Есть древняя притча, что рыба, у которой были философские наклонности ума, спрашивала другую рыбу:

— Я много слышала об океане; где он?

А она была в океане! Она родилась из океана, она жила в океане; никогда не было никакого разделения. Она не видела океан, как отдельный от себя объект. Старая рыба поймала молодого философа и сказала:

— Именно в океане мы и находимся.

Но молодой философ сказал:

— Наверно, ты шутишь. Это вода, а ты называешь ее океаном. Я должен еще поспрашивать, найти более мудрых.

Рыба узнает об океане, только когда ее ловит рыбак и вытаскивает из океана, бросает на песок. Тогда впервые в жизни она понимает, что всегда была в океане, что океан – ее жизнь, без которого она не может жить.

Но с человеком труднее. Тебя нельзя извлечь из существования. Существование бесконечно – нет берегов, где ты мог бы стоять в стороне и видеть существование. Где бы ты ни был, ты останешься частью существования.

Мы дышим вместе. Мы – часть одного оркестра. Понять это – великий опыт, не называй его мечтанием., потому что мечтание приобрело очень неправильный сопряженный смысл из-за Зигмунда Фрейда. Иначе это одно из самых красивых слов, очень поэтичное.

И просто быть молчаливым, просто быть радостным, просто быть – в этом молчании ты чувствуешь, что соединен с другими. Когда ты думаешь – ты отделен от других, потому что ты думаешь какие-то мысли, а другой человек думает другие мысли. Но если оба вы молчите, все стены между вами исчезнут.

Два молчания не могут остаться двумя. Они становятся одним.

Все великие ценности жизни: любовь, молчание, блаженство, экстаз, божественность – заставляют тебя осознавать безмерное единство. Нет никого другого, кроме тебя; мы все – разные выражения одной реальности, разные песни одного певца, разные танцы одного танцора, разные картины – но художник один!togetherНо не называй это сном, потому что, называя это сном, ты не понимаешь, что это реальность. А реальность гораздо красивее, чем любой сон. Реальность более психоделическая, более красочная, более радостная, более танцующая, чем ты когда-либо можешь себе представить. Но мы живем так бессознательно…

Наша первая бессознательность в том, что мы думаем, что отдельны. Но я подчеркиваю, что ни один человек не остров, все мы – части безграничного континента. Есть разнообразие, но это не делает нас отдельными. Разнообразие делает жизнь богаче: часть нас — в Гималаях, часть – в звездах, часть – в розах. Часть нас – в птице на крыле, часть – в зелени деревьев. Мы распространяемся повсюду. Если пережить это, как реальность, это трансформирует весь твой подход к жизни, это трансформирует каждое твое действие, это трансформирует само твое существо.

Ты станешь полным любви; ты станешь полным почтения к жизни. Ты впервые станешь – для меня – истинно религиозным – не христианином, не индуистом, не мусульманином, но истинно, чисто религиозным человеком.

Слово «религия» красиво. Оно происходит от корня, который значит «собрать вместе тех, кто распадается на части в своем невежестве»; собрать их вместе, разбудить их, чтобы они могли увидеть, что не отдельны.

Тогда ты не можешь обидеть даже дерево. Тогда твои сострадание и любовь будут просто спонтанными – не привитыми какой-то дисциплиной. Если любовь – это дисциплина, она ложна. Если ненасилие насаждено, оно ложно. Но если они приходят спонтанно, безо всякого твоего собственного усилия, в них есть реальность такая глубокая, такая утонченная…

Во имя религии в прошлом было совершено столько преступлений. Религиозные люди убили больше людей, чем кто-либо другой. Конечно, все эти религии были фальшивыми, ложными. Должна родиться подлинная религия.

Однажды Х.Г. Уэллса, когда он опубликовал историю мира – огромную работу, спросили:

— Что вы думаете о цивилизации?

И Х.Г. Уэллс сказал:

— Это хорошая мысль, но кто-то должен что-нибудь предпринять, чтобы претворить ее в реальность.

До сих пор мы не были ни цивилизованны, ни культурны, ни религиозны. Под названием цивилизации, под названием культуры, во имя религии мы совершали всевозможные варварские действия – дикарские, недочеловеческие, животные.

Человек пал далеко от реальности. Он должен быть пробужден к истине того, что все мы едины. И это не гипотеза; это опыт всех медитирующих без исключения, во все века – все существование едино, одно органическое единство.

Поэтому не принимай по ошибке любой красивый опыт за сон. Если назвать его сном, мечтой, то это отрицает его реальность. Мечты нужно претворять в реальность, не превращайте реальность в мечты!

 

Мне хотелось бы еще добавить слова великого мечтателя Александра Грина, которые произнес капитан Грей в «Алых парусах»:scarlet3«Когда душа человека таит зерно пламенного растения – чуда, сделай ему это чудо, если ты в состоянии. Новая душа будет у него и новая у тебя.»

Мы все в какой-то мере подобны тому куску мрамора, который двенадцать лет никому не нужный ждал Мастера. Мы сами и есть этот самый Мастер. И мы нужны нам самим. Давайте сотворим чудо – освободим сами себя, ибо никто кроме нас самих нас не держит!

Я люблю вас и от всей души желаю состояния сияющего невежества и созидающей мечтательности!

Жду ваших писем на jivan@yandex.ru

Ваша Я.osho_6190

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий